Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Блог Томаша Ф.     VOX CLAMANTIS IN DESERTO

Воскресенье, 18.11.2018
Главная » 2018 » Август » 21 » Наука и мы
12:38
Наука и мы

 

Наука в последнее время достигла таких высот, что вспоминается всемогущий магнат, пренебрежительно смотрящий на  людей с высоты последнего этажа своего небоскреба: «Кто эти муравьи? Сделаю с ними, что захочу!».

Действительно, карьера науки зашла слишком далеко и, на мой взгляд, совсем оторвалась от реальности. Я хорошо помню её прежние заслуги, пользуюсь её великолепными достижениями. Но здравый смысл забил тревогу: кто для кого? На что уходят деньги налогоплатильщиков? Предлагаю рассмотреть ситуацию на маленьком примере из очень популярной и очень разросшейся атомной физики.

Чем занимаются работающие в этой сфере ученые? Они делят атом. Не между собой. На его составляющие. Многое нашли: электроны, позитроны, протоны и т.д., и их анти. По пути, конечно же, составили множество красочных формул, которые – кто бы мог подумать – полностью подтверждают их догадки. Именно догадки, потому что знать никто ничего не знает. Я тоже могу делить единицу до бесконечности и при этом получить красивые дроби, но в силу своей скромности не буду пытаться убедить мир, что доберусь до ноля. Мне в школе сказали, что это невозможно. А одна из  целей физиков-атомщиков как раз эта: воспроизвести Большой Взрыв, вследствие которого, по их мнению, образовалась Вселенная, то есть жизнь. У меня тут сразу возник вопрос: «Если до взрыва ничего не было, тогда что взорвалось?». Но я не буду придираться, у меня другая тема. Кстати, флагман этой темы, Европейский Центр ядерных исследований (ЦЕРН), был создан еще в 1954 году несколькими странами-участницами (сейчас  их 21) и на сегодняшний день кормит 6500 ученых из 500 институтов 80 стран. Кормит из бюджетов этих самых стран-участниц. Я вслепую поверю, что за эти годы и в ЦЕРН, и в других проектах родились важные и полезные для человечества открытия, как промежуточные результаты. Но не верю в возможность разгадать замысел Создателя. Объясню свою позицию как с точки зрения исследуемого объекта – атома, так и с точки зрения методов исследования.

Мой исследуемый объект тоже маленький, но не настолько, и по духу более близок человеку. Это птичка по имени полярная крачка. Она обитает на Северном полюсе, а зимует на Южном. Ученых заинтересовало, какое расстояние пролетает это маленькое создание. Не долго утруждая себя измерениями, они умножили на два расстояние между полюсами в 20 000 км (с учетом мест возникновения птиц во время полета и траектории береговых линий) и получили общую длину перелета в 40 000 км. С развитием техники орнитологи получили подарок в виде миниатюрного, но очень точного датчика – измерителя покрываемого птицами расстояния. В 2008 году они установили такие датчики на лапки десяти крачек и стали дожидаться их возвращения. Каково же было их удивление, сняв при возвращении показатель в 80 000 км. Именно такие сюрпризы заставляют специалистов задуматься и посерьезней заняться темой. Что происходит? А происходит то, что побеждает рациональный разум – использование попутного ветра и при этом, естественно, многократное изменение траектории полета. Куда птичке весом 80 – 100 граммов бороться со встречными ветрами? Она очень разумно выбирает путь с минимальными затратами энергии, используя подходящие потоки воздуха. Сколько километров получится в итоге и сколько это займет времени – этим пусть занимаются люди. Для этого их держим. Такие длительные, казалось бы нерациональные, перелеты дают возможность полярной крачке, родственнице чайки, наслаждаться двумя длительными летними периодами каждый год. По суммарному количеству получаемого дневного света она опережает всех остальных обитателей планеты. Вот Вам птичьи мозги!

Вернемся к нашим баранам (ученым). Они исходят из того, что  все компоненты атома будут действовать в соответствии с человеческой логикой. То есть однажды замеренный или вычисленный показатель можно взять за постоянный. А электрон (не буду перечислять всех членов семьи), он живой, может действовать исходя из своей целесообразности, включая настроение и лень. В результате получится бесконечное число вариантов столкновений, а отсюда направлений, масс, энергии и т.д. Вы хотите вычислить какой из этих вариантов был в действии в момент взрыва? Вы это серьезно? Я не технарь и допускаю, что когда-нибудь ученым удастся воспроизвести сам Большой взрыв. Но я уверен, что в тот момент комбинация движений внутри атома будет совсем другая, соответственно исходящая информация и зарождающаяся из нее жизнь будут совсем другими. Электрон и крачка рассуждают одинаково – куда ветер подует!

Это что касается непредсказуемости самого объекта. А теперь покажу Вам, что методы исследования также непредсказуемы. На примере протяженности береговой линии Объединенного Королевства. Когда человек чего-то не знает или не понимает, он находит какое-то слово-алиби и на этом успокаивается. Одно из таких слов парадокс. Измерение береговых линий и границ между государствами приводит к парадоксу. Результат зависит от инструмента, котоым проводим замер. Если он грубый и поделен на стокилометровые участки, то более мелкие загибы-изгибы в учет не берутся и получаем в случае Объединенного Королевства 2800 км. При использовании «линейки» с делениями по 50 км, выйдет 3400 км. Энциклопедии дают  приближенную длину в 17 800 км. Естественно, это измерение было произведено с помощью намного более тонких инструментов. Разница значительная. Она может вырасти вплоть до бесконечности, если пользоваться «линейкой» с бесконечно малым делением. И мы еще не говорили про эрозию, которая постоянно меняет очертания берегов. Выявил этот парадокс ученый Lewis Fry Richardson еще в пятидесятые годы выяснив, что граница между Испанией и Португалией составляет 987 км со стороны испании и 1214 км, если измерять со стороны Португалии.  Он выявлял математическую зависимость между длиной границ и вероятностью возникновения военного конфликта.

Я думаю, что моя мысль о ненадежности исследовательских методов ясна на основе вышеизложенного, так что я вернусь к началу статьи и повторю вопрос: «А за чей счет банкет?». А я упомянул только одну область современных исследований. Есть еще генетика, роботизация, космология и наверняка еще много чего, о чем я не слышал. А наши повседневные проблемы уже все решены? Нет голодающих на Земле? Воздух и вода чистые? Весь мусор убран и переработан? Уже нет вымирающих видов животных?

А тем временем ученые, нашедшие свою нишу в современном нучном мире, живут припеваючи, и не только в материальном смысле. Нобелевские и другие премии пачками уходят в их степь. Несколько имен нобелевских лауреатов из той же атомной физики: Paul Dirac (1933), Carl Anderson (1936), Richard Feynman (1965), Jenő Wigner (1963), Murray Gell-Mann (1969), Wolfgang Pauli (1945), Frank Wilczek (2004), Steven Weinberg (1979), Richard P. Feynmant (1965). Просто наугад выберу, за какие такие заслуги раздают эту престижную премию: Фрэнк Вилчек «за открытие асимптотической свободы в теории сильных взаимодействий». Если кто-нибудь из Нобелевской комиссии по присуждению премий сможет мне доказать, что действительно понимает в чем суть открытия Вилчека, я съем компьютер, на котором сейчас пишу.

А вот кому бы я да присудил Нобелевскую премию, так это Юань Лонгпинг – китайский агроном и педагог, в течении 68 лет разрабатывающий гибридные сорта риса. Около половины населения планеты находится в тесной зависимости от урожайности риса. Дюжина стран переняла передовые методы Лонгпинга, он удостоен многих международных премий и наград. В Китае, где агроном является народным героем, считают, что Юань Лонгпинг заслуживает Нобелевскую премию мира, ведь залогом стабильного глобального мира является полный желудок.

Вот такое обоснование мне понятно. Мне было бы стыдно купаться в лучах славы за поиски пути во Вселенную через ж..у атома в то время, как на Земле голодают 750 миллионов человек!

Просмотров: 76 | Добавил: Tomash | Теги: атомная физика, ученые, вселенная, наука, Парадокс, полярная крачка, Нобель, ЦеРН, Китай, атом | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar